С чего начинается Similia similibus curentur?

par3

Заметка написана специально для Сообщества «Классическая гомеопатия» в Facebook https://www.facebook.com/HomeoClassic/timeline

Великие книги имеют одну интересную особенность. Если их читать много раз, то слова этих книг начинают отблескивать под лучом мысли человека разными смыслами, как бриллиант играет всеми цветами радуги, когда на него падает луч солнца. Такую особенность имеет и Органон искусства исцеления С. Ганемана (перевод названия книги мой, Виктор Будзинский). Врач-гомеопат, который много раз возвращается к этой великой книге, начинает наблюдать это явление. Я хочу обратить внимание на один из бриллиантов гомеопатического наследия, параграф №3 этого труда. Именно в этом параграфе мы наблюдаем провозглашение принципа подобия, Similia similibus curentur, хотя самого этого выражения там нет.

Читаем оригинальный немецкий текст:

  • Sieht der Arzt deutlich ein, was an Krankheiten, das ist, was an jedem einzelnen Krankheitsfalle insbesondere zu heilen ist (Krankheits-Erkenntniß, Indication), sieht er deutlich ein, was an den Arzneien, das ist, an jeder Arznei insbesondere, das Heilende ist (Kenntniß der Arzneikräfte), und weiß er nach deutlichen Gründen das Heilende der Arzneien dem was er an dem Kranken unbezweifelt Krankhaftes erkannt hat, so anzupassen, daß Genesung erfolgen muß, anzupassen sowohl in Hinsicht der Angemessenheit der für den Fall nach ihrer Wirkungsart geeignetsten Arznei (Wahl des Heilmittels, Indicat), als auch in Hinsicht der genau erforderlichen Zubereitung und Menge derselben (rechte Gabe) und der gehörigen Wiederholungszeit der Gabe: — kennt er endlich die Hindernisse der Genesung in jedem Falle und weiß sie hinwegzuräumen, damit die Herstellung von Dauer sei: so versteht er zweckmäßig und gründlich zu handeln und ist ein ächter Heilkünstler.

Переводим:

  • Только тогда, когда врач однозначно поймет, что в болезнях, то есть, что в каждом отдельном случае болезни, надо лечить (распознавание болезни, показания), когда ясно поймет, что в лекарствах, то есть в каждом отдельном лекарстве, является особенно целебным (знание силы лекарства), когда опираясь на четкие показания, сумеет подобрать то, что особенно целебное в лекарстве к тому, что у больного безусловно болезненно, так чтобы произошло излечение; более того, когда сумеет применить самое подходящее лекарство не только с точки зрения правильного, в данном случае действия (выбор лекарства, показание), но и с точки зрения требуемого приготовления, правильного количества (подходящая доза), также и обязательного промежутка времени перед повторением дозы, и если в каждом случае сумеет распознать и устранить препяствия в процессе лечения, так чтобы возвращение здоровья было продолжительным и стойким, то только тогда он понимает, как целесообразно и тщательно надо действовать, и только тогда он является истинным мастером искусства исцеления.

(перевод мой, Виктор Будзинский)

В этом параграфе мы наблюдаем принцип Подобия. Болезни и Лекарства. C. Ганеман специально подчеркивает, что это не болезни и лекарства. А одна отдельная болезнь и одно отдельное лекарство. И он подчеркивает, что имеет значение само ядро болезни, самые яркие ее проявления, безусловно болезненные, против которых надо применить самое ядро, самую сильную в целебном плане часть лекарства. Вот Подобие этих сил, которым предстоит сразиться в процессе лечения. И результатом этого сражения должно быть Излечение больного.

 

Similia similibus curentur!